Получить консультацию
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
образование ин яз
РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ИНОСТРАННОМ ЯЗЫКЕ ЛИШАЮТ ВООБРАЖЕНИЕ ЯРКИХ КРАСОК
Специалист по когнитивной нейронауке и персонологии Кристиан Джарретт рассказывает, почему выбор языка связан с воображением и как удалось это выяснить
Предвкушая будущее, мы рисуем в голове ментальные образы, которые, в свою очередь, оказывают непосредственное влияние на наши эмоции. Язык, на котором мы думаем, может повлиять на способность визуализировать будущие события. В разные годы ученые выяснили: при использовании второго языка билингвы придерживаются более утилитаристских моральных суждений (Eng!), менее подвержены когнитивным отклонениям (Eng!) и предрассудкам (Eng!), а также менее обеспокоены рисками (Eng!).

Психологи из Университета Чикаго, опубликовавшие статью в журнале «Познание» (Cognition) (Eng!), обнаружили факт, который объясняет все предыдущие исследования. Они установили: использование иностранного языка в работе над чем-либо приглушает воображение.
Исследование №1
Саюри Хаякава и Боаз Кейсар работали с 359 участниками онлайн. Все испытуемые говорили на английском, а также свободно владели испанским. Ученые попросили их представить себе ощущения от 35 различных стимулов, таких как вкус соли, прикосновение к песку, наблюдение за красивым закатом. По завершении опыта их просили оценить, насколько живо им удалось представить эти события. Важно отметить, что половина участников выполняла задачу на родном английском языке, а другая половина — на испанском.
Участники, воображавшие ситуации и ощущения на неродном им языке, в целом более низко оценили яркость своих ментальных образов. Такие результаты были получены в 6 из 8 изученных категорий ощущений. В число исключений вошли ситуации, в которых требовалось представить себе вкусы или запахи (исследователи предположили, что образы были более яркими на испанском языке из-за ассоциаций с испанской кухней).
Исследование №2
Вы, вероятно, думаете: есть много возможных объяснений того, почему участники могли охарактеризовать ментальные образы, полученные при работе со вторым языком, как менее яркие, и что это никакое не открытие. Чтобы получить более объективные данные, Хаякава и Кейсар провели еще одно исследование с участием 307 человек, для которых родным языком был китайский, но они также в совершенстве владели английским. В ходе исследования участникам предлагалось пройти тест, и результаты были непосредственно связаны с их способностью визуализировать прочитанное. Например, в одном из характерных заданий теста участников просили взглянуть на слова «морковь», «гриб» и «ручка» и назвать тот предмет, форма которого наиболее отлична от остальных. Половина опрашиваемых выполняла задания на родном китайском языке, а другие — на английском.
Последние отметили, что им было сложнее визуализировать различные формы, и их ответы были менее точными. Вероятно, вам придет в голову мысль, что всему виной недостаточный словарный запас опрашиваемых, а не их способность к визуализации, но исследователи предусмотрели этот вариант.
Исследование №3
Они попросили участников снова выполнить тестовые задания, но в этот раз показывали изображения, а не слова. Также исследователи провели похожее тестирование, в котором требовалось найти лишний объект, основываясь на его описании (например, нужно было определить, какое свойство в большей мере разнит морковь, гриб и ручку), без необходимости представлять себе эти предметы. Результаты были однозначны: точность ответов участников была ниже всего тогда, когда они проходили тест на втором языке.
Это открытие не помогает нам понять, отчего при использовании иностранного языка снижается способность к построению ментальных образов. Когда работает воображение, мы часто представляем себе события из нашего прошлого, которые происходили в родной среде, — так полагают исследователи. Использование иностранного языка, таким образом, отнюдь не способствует работе воображения. В подтверждение этой теории можно отметить известный факт, что воображение и автобиографическая память задействуют одни и те же участки мозга.
Исследование №4
Если думать на иностранном языке, воображение притупляется. Влияет ли это на принятие решений? Исследователи провели окончательный эксперимент с целью это выяснить. На этот раз испытуемыми стали 800 человек с родным немецким и прекрасным английским языком. Как и ранее, одни выполняли задание на своем языке, а другие — на иностранном.

Испытуемым предлагалось решить знаменитую «проблему вагонетки». Знаете эту моральную дилемму?
Вагонетка несется по рельсам, к которым привязаны пять человек. Вы находитесь на мосту, который проходит над рельсами. Рядом с вами находится толстый человек, и единственная возможность остановить вагонетку — столкнуть его с моста на пути. Что вы сделаете?
Кроме решения, которое должны были принять участники, их просили описать, насколько яркими представлялись детали дилеммы, в том числе толстый человек, потенциальные жертвы и место происшествия в целом. Как и в предыдущих исследованиях, те участники, которые проходили тест на неродном для них языке, приняли более прагматичные решения. Среди этой группы нашлось больше тех, кто был готов пожертвовать жизнью одного человека ради спасения пятерых. Важно отметить, что такому решению нашлось объяснение: опрашиваемые подтвердили, что образ толстого человека при прохождении задания на иностранном языке был менее ярким. Видимо, когда человек не виделся вполне реальным персонажем, было легче мысленно столкнуть его с моста.

«В течение последних лет становится все более очевидно, что использование иностранного языка влияет на многие аспекты нашей жизни, от эмоциональных откликов до принятия важных решений, сделали вывод Хаякава и Кейсар. — Через призму иностранного языка мир видится нам не таким ярким, как на нашем родном языке».

Любопытно предположить, какую роль это может сыграть, например, в международной политике. Сэр Ник Клегг, бывший заместитель премьер-министра Великобритании, сказал (Eng!), что он столкнулся с «плохо скрываемым, почти насмешливым отношением к политике национальной идентичности и политике патриотизма» среди представителей Евросоюза. Английский — основной язык чиновников Евросоюза, а значит, многие из них ведут дела не на родном языке. Потенциально это может влиять на их решения и мышление, делая образы менее живыми и лишая должной эмоциональной реакции на события. «Изначально образование Евросоюза должно было ознаменовать интеграцию, которая была бы выше патриотической политики, — заявил Клегг. — Но возникло ужасное непонимание того, что движет людьми. Все мы — сыны своего племени». Конечно, это лишь предположение, но европейским бюрократам было бы проще не поддаваться племенным инстинктам, если бы все они думали и общались не на родном языке.

Перевод студентки Факультета иностранных языков Екатерины Коржовой / Оригинал
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности